Политическая и военная сила

Политическая и военная сила

02.08.2015 Выкл. Автор admin

Политическая и военная силаГлавной политической и военной силой Контр реформации были Габсбурги, в XVI в. испанские, а в XVII в. австрийские. Филипп II Испанский, опираясь на мощь своей обширной державы, международные союзы и поддержку католических группировок в отдельных странах, повел наступление на протестантизм по всей Европе. Он посылал войска в Нидерланды, поддерживал реакционные силы во Франции, содействовал восстановлению католичества в германских землях. Под предлогом защиты религии он заключил союзы с папой Сикстом V и католическими кантонами Швейцарии, образовавшими в 1586 г. Золотую, или Борромееву, лигу. Не ограничившись тайной помощью католикам на Британских островах и в Ирландии, Филипп II стремился сокрушить самую сильную цитадель протестантизма в Европе — английскую монархию.

Делая ставку прежде всего на монархов, проводники Контрреформации не пренебрегали и другими путями восстановления католицизма в странах Северной Европы. Они вели широкую письменную и устную пропаганду среди населения, возобновляли, где оказывалось возможным, отправление богослужения и обрядов римской церкви. Выпускники иезуитских коллегий, происходившие из стран, принявших Реформацию, должны были, возвращаясь на родину, поддерживать среди католического населения верность своей вере, приобретать новых адептов. Хотя им и удавалось добиться некоторых успехов, вначале XVII в. их деятельность в большинстве случаев была сведена на нет и католицизм сдавал свои последние позиции в королевствах Англии, Шотландии, Дании и Швеции.

На родине Реформации в Германии протестантизм к середине XVI в. одержал полную победу в княжествах на севере и северо-востоке, а также пустил глубокие корни на юго-западе страны и в наследственных землях Габсбургов. Церковная реакция, опираясь на постановление Аугсбургского религиозного мира о неотъемлемом праве государя вводить в своих владениях вероисповедание по собственному убеждению, добивалась восстановления католицизма в полном объеме там, где власть еще находилась в руках остававшихся верными ему правителей. Со вступлением на престол Рудольфа II кончилось время, когда верховная власть Империи могла играть роль своего рода нейтральной инстанции, стоящей над религиозными партиями. Он и его преемники Матвей и Фердинанд II оказывали самую деятельную поддеряску возрождавшемуся католичеству, и прежде всего в тех частях Империи, которые принадлежали непосредственно Австрийскому дому.